서울대학교 외교학과 윤영관 교수의 홈페이지에 오신 것을 환영합니다


 
   
 



  관리자 
  Новые подходы США к государствам-изгоям (Project-syndicate 2015/08/04)-Russian


Новые подходы США к
государствам-изгоям
(Project-syndicate Aug.4, 2015)


В своем обращении к нации в Конгрессе США в 2002 году президент Джордж Буш красочно
описал Ирак, Иран и Северную Корею как «ось зла». Однако с тех пор Америка не относилась
к каждой из этих стран одинаковым образом. Различия в отношениях к этим странам весьма
поучительны.


Буш и его бескомпромиссные советники считали, что только силой или «сменой режима»
можно остановить терроризм этих «государств-изгоев» или их программы получения «оружия
массового уничтожения». В соответствии с этим, в марте 2003 года Соединенные Штаты
вторглись в Ирак, в результате чего страна больше чем на десятилетие погрузилась в пучину
почти постоянной гражданской войны; появилось новое беспомощное центральное
правительство в Багдаде; а теперь это привело к возникновению и росту Исламского
государства.


В Иране тогдашний президент Мохаммад Хатами, умеренный политик, предложил достаточно
разумный план по ограничению ядерной программы своей страны. Но Буш и его команда
предпочли оказывать давление на Иран санкциями и военными угрозами, и всякая надежда
на решение этой проблемы путем переговоров исчезла после того, когда Махмуд
Ахмадинежад сменил президента Хатами в 2005 году. Только после того, как новый
умеренный президент Хасан Роухани занял свой пост в 2013 году, появилась надежда на
решение этой проблемы путем переговоров.


К счастью, американский президент Барак Обама не упустил возможностей, которые ему
представились. Действительно, недавнее соглашение с Ираном, которое было принято после
серьезных прорывов в дипломатических отношениях с Мьянмой и Кубой, снова заставит
задуматься тех людей, которые утверждают, что Америка находится в состоянии упадка.


А как обстоят дела с Северной Кореей, последним членом печально известной «оси зла»? По
мнению Администрации Буша, подписанное в 1994 году Женевское рамочное соглашение
между Северной Кореей и США с целью замораживания ядерной программы Северной Кореи
и постепенного вывода из эксплуатации ее графитовых ядерных реакторов, было актом
успокоения «наивной» Администрации президента Билла Клинтона. Администрация Буша
предпочла более жесткую линию, используя так называемые шестисторонние
переговоры, начатые в 2003 году с участием США, Китая, России, Японии, Северной и Южной
Кореи, которые действовали почти как давильный пресс. Хотя это публично не заявлялось,
существовало распространенное мнение о том, что влиятельные американские политики
хотели бы сменить режим в Северной Корее.


Однако, хотя президент Буш и поддержал жесткую линию США по отношению к Ирану, в 2006
году он изменил свою тактику в отношениях с Северной Кореей и начал искать возможность
заключения соглашения – несомненно, под влиянием первого ядерного испытания Севера,
проведенного в октябре 2006 года. Подготовленное соглашение, достигнутое после пяти
раундов переговоров шести стран в феврале 2007 года, не было принято из-за отказа
Северной Кореи согласовать протокол процедуры проверок выполнения соглашения.


Когда Обама занял пост президента в январе 2009 года и предложил «протянуть руку»
странам-изгоям президента Буша, оптимисты надеялись подписать договор о ликвидации
потенциала по созданию ядерного оружия в Северной Корее. К сожалению, с тех пор
Северная Корея обманула США по меньшей мере трижды: она провела второе ядерное
испытание в мае 2009 года; запустила спутник в апреле 2012 года в нарушение резолюций
Совета Безопасности ООН № 1718 и № 1874; провела третье ядерное испытание в феврале
2013 года. Учитывая частые угрозы северокорейского режима превратить Америку, от Гавайев
до Вашингтона, в «море огня», трудно сохранить оптимизм.


Что показывает американским политикам опыт работы с трио стран «оси зла» с 2002 года?
Во-первых, стремление к «изменению политики» имеет больше смысла, чем борьба за смену
режима. Администрация Буша изменила режим в Ираке, но за счет колоссальных расходов,
которые приходится нести и сегодня. Напротив, цель Обамы относительно Ирана была более
скромной и была сосредоточена на ликвидации потенциала по созданию ядерного оружия.
Это работа дала хорошие результаты.


Может ли быть применен этот опыт по отношению к Северной Корее? Ясно, что, учитывая
прошлую тактику ведения переговоров режимом Кима, Обама не хочет проявлять любую
новую дипломатическую инициативу и может предполагать, что ведение переговоров с
Северной Кореей дало бы его внутренним политическим противникам повод дискредитировать
его соглашение с Ираном.


Таким образом, в этом вопросе, скорее всего, сохранится выжидательная позиция. Однако,
если просто ожидать коллапса Северной Кореи и смены режима в результате дефолта – то
стоимость такого хаотического или сильного краха может быть пугающе высокой.
Действительно, страх перед этими затратами заставляет Китай быть пассивным в тех
вопросах, которые касаются его северокорейского клиента.


Но время - не на стороне Америки. Северная Корея продолжает увеличивать свой ядерный
арсенал и разрабатывает ракетные технологии дальнего действия (она уже может запустить
баллистическую ракету, способную нанести удар по западному побережью Америки). Короче
говоря, страна становится прямой угрозой для безопасности США.


Соответственно, американские влиятельные политики должны иметь только ограниченные
цели, имея дело с Северной Кореей. Они должны понять, что эти цели будут достигнуты
только тогда, когда они будут связаны с получением экономической выгоды для режима Кима.
Решение Ливии прекратить свои ядерные разработки в декабре 2003 года и подписание
соглашения с Ираном в этом году стали возможными только по этой причине.


Северная Корея, конечно, не Ливия и не Иран. Но это также и не государство-отшельник 1950-х годов, поскольку за последние годы страна значительно переместилась в сторону рыночной
экономики. Действительно, к началу 2000-х годов более четырех пятых дохода семьи
среднего северокорейца составлял неофициальный рыночный доход. В то же время, для
поддержки своего существования режим Кима зависит от налогов от международной
торговли.


Лидер Северной Кореи, Ким Чен Ын, не является реформатором типа Дэн Сяопина из Китая; но его режим становится все более похожим на Китай вследствие необратимого расширения
рыночных сил. Это, конечно, изменит ситуацию, в которой Ким рассчитывает стоимость и
преимущества при осуществлении ядерной программы. Запад должен помочь ему внести
изменения в эти расчеты.


Кроме того, мог бы оказаться полезным тот факт, что США, Китай и Россия смогли
сотрудничать в соглашении по Ирану. В частности, позиция китайского президента Си
Цзиньпина по ядерной программе Северной Кореи ближе к американским предложениям, чем
позиция любого из его предшественников. Учитывая экономическую зависимость Северной
Кореи от Китая, который занимает приблизительно 90% объема ее торговли сегодня, очень
важно использовать преимущество от этой политики конвергенции.


Лучший способом сделать это было бы решение воздержаться от «стратегического выжидания» и начать неформальный контакт с Севером, чтобы прозондировать намерения Кима. В конце
концов, в отношениях с таким непостоянным и изменчивым режимом, какой сложился в
Северной Корее, выжидание никогда не является эффективным.


*Read more at http://www.project-syndicate.org/commentary/obama-foreign-policy-iran-iraq-north-korea-by-yoon-young-kwan-2015-08/russian#kdgmLbeM3W32hLk1.99


PREV  Reacercamientos con los estados canallas (Project-syndicate 2015/08/04)-Spanish   관리자
NEXT  Annäherung an Schurkenstaaten (Project-syndicate 2015/08/04)-German   관리자


Copyright 1999-2020 Zeroboard / skin by AMICK